Дикая банда имени товарища Берии

Рецензия к фильму: Холодное лето пятьдесят третьего
Дикая банда имени товарища Берии
// Малоv, 27 июня 2004 года

Александр Прошкин, долгие годы работавший на ТВ и уже поставивший к этому времени многосерийного «Михайло Ломоносова», более чем успешно дебютировал с «Холодным летом…» в «большом кино», сразу же завоевав «Нику» за лучший фильм года. Исходя из сюжетного расклада, картину можно отнести к жанру вестерна, или «истерна» — как специфической (русской) его разновидности. Достижения нашего кино в этом «поджанре» смехотворны, но все же они есть и в основном относятся к 1960-1970-м годам.

С известными натяжками это и «Никто не хотел умирать» (1965) литовца Витаутаса Жалакявичуса, и народный хит «Белое солнце пустыни» (1969) Владимира Мотыля, и культово-эстетский «Свой среди чужих, чужой среди своих» (1974) Никиты нашего Михалкова. Затем для достижений наступил продолжительный перерыв, во время которого у нас активно начали штамповать исключительно «высокоидейные истерны», жанрово позиционированные как «героико-приключенческое кино».

Там предлагались в основном истории из времен Гражданской войны, на фоне которой отважные комиссары уничтожали, чуть ли не в одиночку, белые банды («Шестой», «Хлеб, золото и наган»). Они выполняли определенную воспитательную роль, хотя и не имели никакой особой художественной ценности. Деньги в казну возвращали исправно, да еще и приносили прибыль. Под них хорошо выделялись средства из бюджета, и поэтому вплоть до Перестройки не было им конца.

«Холодное лето 53-го» можно без натяжки отнести к достижениям жанра, границы которого он в то же время раздвигает, не в последнюю очередь «нарушением» временной ситуации. Вместо уже привычной Гражданской войны здесь события разворачиваются в первом постсталинском году, сразу после «известных событий», когда Берия объявил амнистию уголовникам, тут же толпами хлынувшим на волю из мест заключения.

С одной из таких на скорую руку организованных «диких бригад» как раз и приходится вступить в поединок бывшему капитану разведки, а ныне политическому заключенному Сергею Басаргину по кличке Лузга, отбывающему срок в глухой деревеньке, затерянной среди сибирских лесов и озер. Грамотные профессиональные действия и самообладание позволяют бывшему военному офицеру справиться с бандой вооруженных уголовников. Просто образцовая сюжетная схема для вестерна.

Надо отметить, что классический вестерн едва ли не самый канонизированный жанр: действие должно обязательно происходить на Диком Западе, в границах определенных штатов и в строго обозначенный исторический промежуток конца 19-го века. Однако главное — мифологема вестерна (которую ранее успешно модернизировали и японец Куросава, и итальянец Леоне) — почти без зазора встраивается здесь в чуждый вроде бы социально-временной контекст.

Помнится, в эпоху «ангажированной гласности» некоторым нашим критикам фильм показался каким-то «слишком правильным», слишком патриотичным, что ли… А очевидные отступления от принятых канонов, в свою очередь, не были оценены по достоинству родоначальниками жанра американцами, посчитавшими фильм «гибридным образованием». Однако ни то, ни другое не помешало ему стать одним из последних по-настоящему народных фильмов советского кино.

В год выхода «Холодное лето…» собрало в наших кинотеатрах 41,8 млн. зрителей. Это в 10 раз (!) больше, чем третий «Властелин колец» минувшей зимой. Понятно, что бум видео, который начался как раз в конце 1980-х, подкосил кинопрокат. Страна распалась на 15 разных государств, начала перестраиваться экономика и изменился идейный курс. Но почему-то все время не покидает ощущение, что с кончиной СССР у нас просто разучились делать «народное кино». То самое, что собирало полные залы не одну-две стартовые недели, как сейчас, а по два, три, четыре месяца, а то и полгода.

В 15-й раз пересматриваешь «Холодное лето…», и все равно мурашки бегут по телу, когда Басаргин навскидку из винта ставит черную метку на лбу глумливого урки. Комок подступает к горлу, когда в последнем кадре прикуривает на улице у старика — тоже, поди, отмотавшего не один десяток по прихоти товарища Сталина.

Нет, сегодня у нас так определенно не умеют снимать.

Дата публикации: 07.06.2004
Год: 1987

Похожие рецензии

Путь честного человека

Поезд на Юму / 3:10 to Yuma
Копцев Алексей, 13.09.2007Бескомпромиссный и смертельно опасный главарь банды головорезов, попадает в ловушку. Ему противостоит отчаянный смельчак, поклявшийся передать бандита в руки правосудия, от которого их отделяет лишь один поезд на Юму.
Дата публикации: 03.09.2007
Год: 2007

Банда Келли: Слишком бездарный разбой

Банда Келли / Ned Kelly
Petroo, 19.09.2003Злые австралийские полицейские обижают хорошего крестьянского парня Неда Келли. Они пользуются колониальными законами и полным отсутсвием правозащитных организаций. Они также оптом обижают его братьев, его мать, его сестру, друзей и даже его лошадей. Угадайте, что делает хороший крестьянский парень?
Дата публикации: 09.09.2003
Год: 2003

Свет Клинтом

Открытый простор / Open Range
Petroo, 16.02.2004Режиссер Костнер искусственно затягивает экшен, давая актеру Костнеру вволю помолиться на какой-то старый постер Клинта Иствуда и наиграться с посттравматическим синдромом своего героя.
Дата публикации: 06.02.2004
Год: 2003

Дикая банда имени товарища Берии

Холодное лето пятьдесят третьего
Малоv, 27.06.20041953-й год. После объявленной Берией амнистии тысячи уголовников хлынули из тюрем. Одна из таких «диких бригад» решила поживиться в небольшом сибирском поселке, где отбывали срок двое политических заключенных. Этим двоим предстоит спасти беспомощных жителей от бесчинствующих рецидивистов.
Дата публикации: 07.06.2004
Год: 1987

Наш индейский дедушка

Пропавшая / The Missing
Petroo, 17.03.2004Тягучий мистический вестерн с притчевыми замашками, фильм «Пропавшая» — новое детище режиссера-многостаночника Рона Ховарда, автора и продюсера таких разных картин, как «Аполлон 13», «Гринч – похититель Рождества» и знаменитые «Игры разума».
Дата публикации: 07.03.2004
Год: 2003